Представления о возвышенном, выступая во взаимосвязи с общими понятиями об эстетическом идеале, природе прекрасного и эстетическом отношении искусства к действительности, исторически изменчивы. В истории эстетической мысли возвышенному давалось множество определений. Оно характеризовалось как нечто ни с чем не сравнимое, уникальное, исключительное. Иногда оно приравнивалось к ужасному, подавляющему волю человека. Нередко возвышенное рассматривалось как проявление божественной воли. Существовало мнение о том, что возвышенное вызывает в человеке восторг, смешанный с чувством страха, зависит от состояния человека, круга его интересов. Изначально, в античности, возвышенное рассматривалось только как риторический прием. Согласно идеям Псевдо-Лонгина, возвышенное приближает человека к величию божества, запечатлевает людей в памяти и дарит им бессмертие. Бёрк, человеку свойственно испытывать три состояния: Человек может обнаружить каждое из этих состояний без всякой мысли о его отношении к чему-либо.

Возвышенное в искусстве

Другие эстетические категориит 1. Возвышенное в истории эстетической мысли Возвышенное в истории эстетической мысли. Возвышенное первоначально было осмыслено не как эстетическая категория, а как стилистическая фигура риторики.

шенного в природе, как, например, разгул стихий, о котором фило- софы говорили еще в древности), чувство возвышенного (посещающее индивидуума . стать представленно чувство, страх, тревога, ощущение угрожающей чрезмерности и . источник многих гоголевских рассуждений в «Женщине».

Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Следующая Категория возвышенного в отличие от категории прекрасного не получила развития в античной эстетике. Если она или близкие к ней категории рассматривались античными авторами, то только в связи с риторическими стилями. Впервые исследование, посвященное проблемам возвышенного, выходит в Англии в г. Бёрк опирался на традицию сенсуалистической эстетики идущей от Дж.

Берк считает, что наши суждения о красоте основаны на опыте, в основе чувственного опыта лежат два вида аффектов: Бёрк сопоставляет возвышенное с прекрасным. Прекрасное основано на чувстве удовольствия, возвышенное неудовольствия. Бёрк стремился доказать абсолютный контраст прекрасного и возвышенного, доказывая что с безобразное вполне совместимо с идеей возвышенного.

В английской эстетической мысли категория возвышенного получила больше распространение. Дальнейшее развитие категория прекрасного получает в эстетике Иммануила Канта. И Кант который сопоставил эти две формы эстетического отмечал, что прекрасное доставляет наслаждение само по себе, то возвышенное доставляет удовольствие, только будучи осмыслено с помощью идей разума.

Бурный океан не является возвышенным сам по себе, душа должна быть исполнена глубокого раздумья чтобы созерцая его проникнуться чувством возвышенного.

Какова природа страха?

Массовый страх, охватывающий и заражающий социальные группы и слои, а также общество в целом, выражается в специфических формах, которые изучает социальная психология. В эпоху формирования религиозного сознания страх приобретает черты благоговейного ужаса перед высшим и непостижимым. Страх перед отчужденными силами в эксплуататорском обществе становится одним из регуляторов социального поведения.

Основной предпосылкой Бёрка, таким образом, является то, что страх страхкакнеобходимое условие возникновения чувства возвышенного. Динамически возвышенное относитсяк необузданной силе природы, Такимобразом, можно сказать,что возвышенное является просто косвенным источником.

Оно называется властью, если преодолевает сопротивление того, что и само обладает могуществом. Природа, рассматриваемая в эстетическом суждении как могущество, не имеющее над нами власти, динамически возвышенна. Для того чтобы мы считали природу динамически возвышенной, ее следует представлять себе как возбуждающую страх хотя не каждый предмет, возбуждающий страх, признается нашим эстетическим суждением возвышенным. Ибо в эстетическом суждении без понятия о превосходстве над препятствиями можно судить только по величине сопротивления.

То, чему мы стремимся оказать сопротивление, есть зло, и, если мы обнаруживаем, что наша способность для этого недостаточна, оно становится предметом страха. Следовательно, в эстетическом суждении природа может рассматриваться как могущество, тем самым как динамически возвышенная, лишь постольку, поскольку в ней видят предмет страха. Однако можно считать предмет страшным, не испытывая страха перед ним, если мы судим о нем только мысля такой случай, когда мы захотели бы оказать ему сопротивление и всякое сопротивление оказалось бы совершенно тщетным.

Так, добродетельный человек боится Бога, не испытывая перед ним страха, ибо такого человека не беспокоит мысль, что он когда либо захочет сопротивляться Богу и его заветам. Однако в каждом подобном случае, который он сам по себе не может считать невозможным, он признает Бога грозным. Тот, кто испытывает страх, не может судить о возвышенном в природе, так же как не может судить о прекрасном тот, кто пребывает во власти склонностей и желаний. Первый избегает вида предмета, который внушает ему трепет, так как испытывать благорасположение при страхе, если он подлинен, невозможно.

. Другие эстетические категории

В имплицитной эстетике см. Эстетика понятие возвышенного появилось в греческой античности в связи с понятием энтузиазма божественного воодушевления, которое приписывалось провидцам, поэтам, живописцам, или восхождения к божественной идее прекрасного — у платоников , а также в риториках, где оно означало один из стилей речи — высокий, величественный, строгий. Эти идеи подытожил в сер. Оратор для достижения возвышенного должен не только искусно владеть всеми техническими правилами составления фигур и оборотов речи, но и субъективно быть предрасположенным к возвышенным мыслям, суждениям, страстным переживаниям, патетическому настрою.

Эстетическое сознание в византийско-православном ареале было как бы промодулировано феноменом возвышенного, поэтому на первый план в эстетике выдвинулись такие категории, как образ , икона, символ, знак, выполняющие прежде всего анагогическую возводительную , то есть духовно-возвышающую функцию, а прекрасное было осмыслено как символ божественной Красоты и путь к Богу.

Искусство и эстетическая сфера в Византии и средневековых православных странах фактически функционировали в модусе возвышенного.

Прекрасная природа преимущественно обладает этим свойством, и оттого о воле, но не о частном, индивидуальном волении, каковы страх или желание чего-то, с этой противоположностью, солнце является одновременно источником света, В этом контрасте и заключается чувство возвышенного.

Возвышенное, как и другие категории эстетики, характеризует отношение субъекта к объекту, являющееся, как правило, неутилитарным и носящим созерцательный характер. В результате восприятия возвышенного субъект испытывает сложное чувство восхищения, восторга, благоговения и одновременно страха, ужаса, священного трепета перед объектом, превосходящим возможности его восприятия и понимания. При этом нередко субъект переживает свою глубинную сопричастность самому"высокому" объекту или тем духовным силам, которые стоят за ним.

Вместе с тем субъект ощущает отсутствие угрозы реальной опасности для себя, то есть свою внутреннюю свободу и духовное равноправие в системе взаимодействия несоизмеримых величин, где он предстает бесконечно малой величиной. Основными источниками возвышенного выступают величественные явления природы, всемирно-исторические перевороты, одухотворенная деятельность человека в переломные моменты общественного развития и его личной жизни.

Возвышенное представляет собой нечто исключительное, совершенно непохожее на повседневные явления и прерывающее обыденное ее течение. Оно вызывает у субъекта чувство восторга, но к восторгу может примешиваться и чувство тревоги, даже страха. В то же время возвышенное предполагает преодоление негативных эстетических эмоций и утверждение силы и могущества человека, быть может только мнимых. В зависимости от характера объекта масштабность, положительность, грозность, неосвоенность и соответственно вызываемого им эстетического чувства различают две разновидности возвышенного:

О природе страха: От проблемы До решения

Аналитика эстетической способности суждения. Аналитика прекрасного Первый момент суждения вкуса по качеству Второй момент суждения вкуса — по его количеству Третий момент суждения вкуса по отношению к целям, которые принимаются в них во внимание Четвертый момент суждения вкуса по модальности благорасположения к предмету Общее примечание к первому разделу аналитики. Но тогда и понятия, которые указывают принципам этого познания разумом их объект, должны обладать специфическим различием, так как в противном случае они не дают права на деление, всегда предполагающее противоположность принципов познания разумом, относящегося к различным частям науки.

Существуют лишь два рода понятий, которые допускают столько же различных принципов возможности их предметов: Однако до сих пор при делении различных принципов, а вместе с ними и философии, этими выражениями часто злоупотребляли; практическое в соответствии с понятиями природы отождествлялось с практическим в соответствии с понятием свободы, таким образом, при сохранении тех же названий — теоретической и практической философии — совершалось деление, посредством которого ибо обе части могли иметь одинаковые принципы по существу никакого деления не производилось.

Здесь в отношении практического остается неопределенным, есть ли понятие, которое дает правило каузальности воли, понятие природы или понятие свободы.

подражать природе в совершенной степени и каковы «техники» этого подражания. (три же остальных источника «приобретаются в учении» и . Таким образом и также впервые негативные переживания – страх и боль Чувство возвышенного строится, таким образом, на игре противоположностей.

Первоначально возвышенное было осмыслено не как эстетическая категория, а как стилистическая фигура риторики. В веке ученик известного греческого ритора Аполлодора Цецилий, родившийся всицилийском городе Калакты, написал сочинение"О возвышенном", где рассматривались специальные правила возвышенного стиля, вопросы техники ораторской речи, классифицировались стилистический фигуры и тропы.

Стилистические принципы ораторского искусства, выдвигавшиеся Цецилием, легко были распространены им на литературу, находившуюся под большим влиянием риторики. Трактат Цецилия не дошел до нас. Судить о нем можно лишь по сохранившимся фрагментам и полемическим замечаниям в сочинениях других авторов. Без имени автора дошел до нас и другой трактат"О возвышенном", являющийся ответом на сочинение Цецилия, впрочем далеко переросший это свое прямое назначение.

Он, очевидно, тоже был написан в веке. Долгое время его приписывали Лонгину, однако, как теперь доказано, ошибочно. Сейчас по традиции неизвестного автора принято именовать Псевдо-Лонгином. Псевдо-Лонгин сохраняет цецилианскую трактовку возвышенного как стилистического понятия, но одновременно расширяет его содержание до значения эстетической категории. Все лучшее в литературе он относит к сфере возвышенного.

Тема: Категории эстетики: возвышенное и низменное

Ситуация угрозы бывает как реальной, так предполагаемой. Неизвестность и непредсказуемость новой ситуации — это всегда угроза для нашего привычного существования. А неизвестность — это кормушка для любого страха. Страх — это смятение разума при мыслях о возможных опасностях, которые нас поджидают.

Текст 4. Природа возвышенного. все новые возможности и источники человеческого могущества. эстетически отрицательная эмоция и даже чувство страха. Между этими крайностями — веер оттенков возвышенного .

И счастлив тот, кто средь волненья Их обретать и ведать мог. Значение таких явлений со всей полнотой может быть раскрыто лишь в ходе жизнедеятельности ряда поколений. Возвышенное в искусстве Возвышенное в искусстве. Грекицаря богов видели в могучем Зевсе. В Олимпии в храме Зевса и в скульптурном изображении бога-громовержца выразительно запечатлено возвышенное. Храм Зевса был повержен землетрясением.

Статуя была так рассчитана по отношению к высоте храма, что если бы сидящий бог поднялся, то головой пробил бы крышу. Вся композиция как бы говорила: Древнегреческая архитектура прекрасна в своей человечности. Ей присуще то, что Аристотель называл мерой: Египетские же пирамиды возвышенны. Они проникнуты порывом человечества к почти несбыточному, но при огромных усилиях достижимому совершенству.

Готические соборы осваивали грандиозное пространство ввысь.

Чувства связанные с переживанием прекрасного возвышенного

Возвышенное в истории эстетической мысли Возвышенное в истории эстетической мысли. Трактат Цецилия не дошел до нас. По традиции, неизвестного автора условно называют Псевдо-Лонгином. Псевдо-Лонгин отмечает духовные источники возвышенного: Эпоха Средневековья Эпоха Средневековья связывала возвышенное с Богом.

глазах если мы и радуемся, то радуемся, трясясь от страха” Противоречивая природа возвышенного, связанная с одновременным Грандиозные и мобилизующие построения, имевшие своим источником .. Волнующая природа снаружи адекватна внутренней бурной драме чувств внутри.

Прием остранения как опыт возвышенного от поэтики памяти к поэтике литературы И вот я не умею ни слить, ни связать все то странное, что я видел в России Виктор Шкловский1 Пожалуй, главной чертой, делающей русский формализм уникальным явлением в истории гуманитарной мысли, была внутренняя потребность его представителей, преодолевая границы теоретических спекуляций и исторических исследований, превращать литературу из объекта описания в предмет собственного творчества.

В этой статье меня будет интересовать один из аспектов подобной системности, создающей общий идейный контур из текстов, принадлежащих к разным жанрам научного и художественного письма. Я попытаюсь описать принцип остранения не просто как поэтический прием, но как эпистемологический метод, подводящий к познанию законов истории литературы и позволяющий, не снимая при этом противоречий, вписать собственную биографию в радикальный травматический ход истории.

В этой связи принцип остранения будет включен в аналитическую конструкцию, элементами которой станут понятия идентичности, травмы, возвышенного, памяти и ее повествовательной репрезентации. При этом механизмы этой репрезентации поэтика памяти окажутся связанными с механизмами поэтической речи поэтикой литературы — такими, как их описывали русские формалисты.

Прежде всего об исторической модальности формалистской прозы. Хотя некоторые общие композиционные приемы и набор устойчивых образов выделить все же возможно, эти воспроизводящиеся приемы фрагментация, декомпозиция, реверсивные повествовательные ходы и образы смерти и телесного расчленения относятся к тому уровню поэтики, который в наибольшей степени определяется реакцией на общий исторический контекст и способами проработки исторического опыта пишушего5. Именно на этом уровне исторического контекста, его травматического переживания, приводящего к слому субъективной идентичности и механизмов необходимой нормализации, требующейся для примирения прошлого и настоящего, прежней и нынешней идентичностей, — располагается та общая историческая модальность, о которой можно говорить как о конструктивном принципе, объединяющем прозу формалистов.

При всем многообразии тем и различии в степени вовлеченности в литературное творчество Тынянов и Эйхенбаум представляют здесь противоположные полюса вся формалистская проза укладывается в достаточно строгие рамки исторической, биографической или автобиографической литературы при том, что автобиографические тексты оказываются насквозь пронизаны исторической рефлексией, а биография героя оборачивается собственной автобиографией.

Избавление от страха (1) - Природа страха. Ольга Голикова.

Posted on / 0 / Categories Без рубрики

Post Author:

Жизнь без страха не только возможна, а абсолютно реальна! Узнай как полностью избавиться от страха, кликни тут!